Бывшему заместителю Сергея Собянина дали 8 лет

Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга сегодня вынес приговор бывшему замгубернатора Тюменской области (с 2001 по 2005 год работал в подчинении Сергея Собянина, занимавшего пост главы региона), бизнесмену Павлу Митрофанову. Назначенное наказание — восемь лет в колонии строгого режима и штраф 450 млн рублей. Митрофанов обвинялся по одному эпизоду по части 2 статьи 291 УК РФ («Дача взятки должностному лицу в значительном размере») и по двум эпизодам по части 3 статьи 30 УК РФ применительно к части 5 статьи 291 УК РФ («Покушение на дачу взятки должностному лицу в особо крупном размере»). По версии следствия, речь шла о трех взятках (100 тыс., 2 млн и 15 млн рублей), предназначавшихся сотрудникам ГУ МВД РФ по УрФО за то, чтобы вызволить из СИЗО друга Митрофанова — героя-афганца Гендрика Мундутя, фигуранта дела о мошенничестве с 12 млрд рублей ВТБ. Сам Митрофанов уже несколько лет живет в Латвии и на суде не появлялся. Вместо него итоги судебного разбирательства Znak.com прокомментировал адвокат Анатолий Клейменов, представляющий сейчас интересы бизнесмена. Кроме того, свое мнение высказала старший помощник прокурора Верх-Исетского района Екатеринбурга, майор юстиции Екатерина Калинина, представлявшая на процессе гособвинение. 

Реакция адвоката Клейменова

— Как вам сегодняшний приговор?

— Хотел пошутить и язвительно сказать, что оглашенный приговор — это «торжество правосудия». Но даже такую добрую иронию я себе не могу позволить. У богини правосудия Фемиды есть всем известная повязка на глазах. Она для того, чтобы суд был беспристрастен и объективен. Но в данном случае суд воспринял это излишне буквально.

— О чем вы?

— Многие вещи, которые происходили в судебном заседании и зафиксированы в протоколах, даже не попали в оглашавшийся сегодня приговор суда. Как будто их и в принципе не существовало. Такое ощущение, что суд длился не полгода, а пару заседаний, и там ничего не успели огласить!

— Давайте по существу.

— Приговор, кажется, основан на слухах. В основу вердикта положены показания двух братьев Потаповых, служивших ранее в полиции. Суд посчитал их абсолютно достоверными, лишь отметил, что с учетом прошедшего времени возможны некоторые несостыковки. Однако указанные граждане, на мой взгляд, применительно к ключевым обстоятельствам дела дали абсолютно противоречивые показания и пояснения. Кроме того, суд, не расшифровывая, абсолютно критически оценил выступление специалиста-психолога со стороны защиты.

— Что это за заключение?

— Давалось подробное заключение о личности Потаповых. Специалист исследовала приговор суда в отношении Эдуарда Потапова, по которому тот отбывает сейчас срок за пять эпизодов мошенничества. Психолог в своем исследовании показала, что стереотип поведения мошенников связан с проявлениями определенных качеств характера. И это отличает их от поведения преступников других категорий: убийц, насильников, воров. В случае с мошенниками проявляются нечестность, нечистоплотность, склонность ко лжи и искажению действительности. Приговор в отношении старшего Потапова эксперт оценила как проявление деградации личности, как свидетельство того, что этому человеку верить нельзя. При этом эксперт подтвердила, что ее оценка не является полной. Но все же экспертиза показывает, что верить бесспорно такому человеку нельзя, а положить его показания в основу приговора невозможно.

— В отношении его брата, Виктора Потапова, также проводилось исследование?

— Исследовался протокол заседания по другому делу. Там сослуживцы Потапова-младшего дали ему также нелестную характеристику. Тем не менее и его показания суд положил в основу сегодняшнего приговора. При этом на слух суд сослался еще на ряд документов, автором которых были либо эти же Потаповы, либо связанные с ними лица. Протокол опознания Митрофанова по фотографии — и что? Но даже эти протоколы, как мы показали в суде, были составлены с нарушением требований УПК. То же самое касается протокола с показаниями на месте. В конце концов, это же не ключевые обстоятельства, которые должны устанавливаться по делу! В явке с повинной Потаповых по первому эпизоду вообще нет ничего, свидетельствующего о криминальности происходившего. Ни-че-го! Но суд ссылается на эти показания ради проформы, а какие-то показания и совсем забывает.

— Какие, например?

— Показания, о которых я вчера подробно говорил в ходе прений сторон. В них ряд свидетелей обвинения по делу полностью отвергают всю денежную составляющую общения Митрофанова [с сотрудниками ГУ МВД РФ по УрФО]. В итоге суд говорит, что факт передачи денег установлен, а он вообще не установлен материалами дела! Суд беспардонно ссылается на некие показания [оперуполномоченного Юрия] Костюнина (получил ранее срок за получение взятки и злоупотребление должностными полномочиями — Znak.com) о получении взятки от Митрофанова. Он никогда такого не говорил! Теперь пару слов о том, как шел наш процесс. Он шел так, что мне пришлось заявить отвод судье и прокурору.

— Зачем?

— Потому что постоянно нарушались права Митрофанова. Приведу маленький пример. В процесс должен был войти мой коллега, не имеющий статуса адвоката. Областной суд его привлекает без проблем. Я трижды заявлял ходатайство о его участии в деле, и трижды суд отказывал. Теперь, что касается доказательств помимо свидетельских показаний. На слух, для людей, которые ничего не знают об этом деле и пришли только на приговор, внешне все озвученное бьет по мозгам — экс-чиновник, коррупция! Но на самом деле все, что озвучивалось судом, на мой взгляд, не обоснованно. И это самая лестная характеристика.

— Можно на примерах?

— Сегодня несколько раз в ходе оглашения приговора суд сослался на прослушку телефонных переговоров. Суд про все сказал, кроме самого важного. Все эти переговоры прослушивались без получения судебной санкции, вопреки судебной практике Конституционного и Верховного судов России. Об этом говорил ключевой свидетель, который организовывал прослушку. Он сказал, что санкцию суда он передавал, но в деле документ отсутствует. Раз ее нет, то все эти доказательства даже анализировать не надо — они считаются недопустимыми. Далее, следствие не потрудилось найти эксперта, который бы сказал, имеют ли записи признаки монтажа, или не имеют. Фоноскопист, которого привлекало следствие, пришел к выводу, что из 50 записей признать пригодными для анализа он может только половину. А из этой половины 90% к тематике дела не имеет никакого отношения. Те файлы, которые все-таки имеют отношение, в них и близко нет того, что подтверждает позицию обвинения. Все высосано из пальца. Из таких дыр сляпано все обвинение, и сегодня суд его утвердил. Позиция защиты при этом фактически не была услышана. Суд просто устранился от анализа позиции защиты. На минуточку, это 65 страниц. Все это пример правового нигилизма. Так я читаю этот приговор. Это правовая оценка случившегося, теперь политико-правовая…

— Что значит политико-правовая?

— Я, если честно, поражен недальновидностью решения, которое принято по делу Митрофанова. Это только кажется, что сегодня наказали преступника. Давайте проанализируем, что мы знаем о Митрофанове. Прежде всего, это человек, который грубых ошибок по жизни никогда не делал. Он не был ничем негативным ославлен. Всегда работал на эту страну, был лоялен к власти, и даже в такой ситуации, в которой он сейчас оказался, человек никак не выражает каких-то протестных настроений по отношению к России. Он ничего не сказал плохого о стране, находясь уже несколько лет в Латвии. Его главный актив там — канал Russian Travel Guide (RTG TV) показывает, что Россия — это прекрасная страна. То есть его здесь отдельные должностные лица гнобят, а Митрофанов о стране продолжает рассказывать положительные вещи. 

— При этом в Латвии он получил статус беженца…

— Он получил его не за какие-то политические вещи, а как человек, подвергшийся, с точки зрения властей Латвии, незаконному уголовному преследованию. Вместе с тем он не оставляет попыток свернуть всю эту ситуацию [по уголовному преследованию] и вернуться сюда. С учетом этого, меня недальновидность силовых органов озадачивает. Даже по формуле обвинения Митрофанов действовал не из корыстных побуждений, а желая помочь своему другу. Кроме того, он не должностное лицо, получившее взятку за свои действия. Он взятку давал, как считает следствие.

— Он ведь сейчас не вернется в страну?

— С учетом такого жесткого приговора, конечно, нет. Для Латвии этот приговор — лучшее свидетельство того, что Митрофанов сейчас за пределами внутренних национальных российских стандартов.

— Вы намерены опротестовывать сегодняшний вердикт?

— Те нарушения, которые были допущены, на мой взгляд, бесспорно приведут к отмене этого приговора в апелляции. Все, что мне надо сейчас, это только получить текст приговора на руки.

Реакция гособвинителя Калининой

— Как вы оцениваете вынесенный сегодня приговор Митрофанову?

— Мною по поручению прокуратуры Свердловской области действительно поддерживалось обвинение по уголовному делу в отношении Митрофанова, которое рассматривалось Верх-Исетским районным судом Екатеринбурга. Митрофанов обвинялся в совершении трех преступлений, предусмотренных статьей 291 УК РФ. Два преступления, особо тяжких, были квалифицированы по части 5 данной статьи. Государственное обвинение просило Митрофанову 10 лет лишение свободы со штрафом 500 млн рублей. В целом суд согласился с доводами предварительного следствия и государственного обвинения, признав Митрофанова виновным. Ему назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы строго режима со штрафом в 450 млн рублей. В целом могу выразить удовлетворение принятым сегодня решением. Еще раз повторюсь, оно соответствует позиции гособвинения. Также судом принята во внимание позиция, высказывавшаяся гособвинением относительно имущества Митрофанова. Сегодняшним решением данное имущество обращено в счет взыскания штрафа, назначенного по приговору.

— Я правильно понимаю, что суд согласился также с позицией гособвинения, просившего не накладывать арест на имущество дочери Митрофанова?

— В данном случае суд также учел позицию гособвинения. Данная позиция, в свою очередь, продиктована позицией Верховного суда РФ по поводу тех, кто не отвечает по долгам лиц, признанных по решению суда виновными. Дочь своим имуществом по обязательствам отца не отвечает. В отношении супруги данное право не действует, так как на него распространяется правило о совместно нажитом в браке имуществе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *