ЦБ рассказал, как изменит регулирование банков

Центробанк переходит к стимулирующему регулированию, объявила его председатель Эльвира Набиуллина на Международном финансовом конгрессе. «Макроэкономическая ситуация и бурный прогресс в развитии технологий потребуют от финансового сектора лучше управлять издержками, совершенствовать свои процедуры и процессы. Изменение бизнес-моделей финансовых организаций, а мы считаем, что оно будет происходить под воздействием этих факторов, должно способствовать и ускорению экономического роста, а также сделает финансовые организации более устойчивыми в среднесрочной перспективе. Для ускорения этого перехода мы будем шире использовать стимулирующее регулирование», — сообщила Набиуллина.

Она перечислила направления, где ожидаются перемены.

Меньше валюты

«Мы уже приняли и будем принимать дополнительные меры по девалютизации балансов банков. Необходимо дальнейшее снижение валютного риска в целом по системе», — заявила Набиуллина. В интервью «Ведомостям» она говорила, что ЦБ уже повышает коэффициенты риска (используются для расчета регуляторных нормативов капитала. — «Ведомости») по валютным кредитам — до 130% для всех заемщиков, для заемщиков-экспортеров — до 110%. Раньше к ним применяли коэффициенты 100%. По займам на приобретение недвижимости коэффициенты выросли до 150%.

Также ЦБ обсуждает и другие меры, в том числе нормативы обязательных резервов, рассказала Набиуллина, «но там даже принципиальное решение не принято».

Меньше залогов

ЦБ готовит залоговую реформу, напомнила Набиуллина — «банкам, по сути, все равно, кого кредитовать», когда имеются залоги. «Преобладание залогового кредитования, на наш взгляд, создает риски того, что на балансах банков скопится слишком большой объем непрофильных или проблемных активов. Фонд непрофильных активов, который мы сейчас создаем, объемом около 2 трлн руб., — это прямое следствие такой проблемы», — объяснила она. Залоговая реформа будет естественным образом стимулировать снижать долю ломбардного кредитования и кредитовать более качественные проекты, сказала Набиуллина.

Консультативный доклад по залоговому кредитованию ЦБ опубликовал в марте этого года. В нем регулятор указал, что хочет изменить правила формирования резервов по залоговым ссудам: вместо двух категорий качества обеспечения будет три. Некоторые залоги будут реклассифицированы в третью, наименее надежную категорию качества — в ней уменьшать резервы можно будет максимум на 20% стоимости залога.

Меньше покупок

ЦБ неоднократно говорил, что хочет, чтобы банки создавали больше резервов под кредитование сделок M&A. «Скорее всего, мы не разрешим относить эти кредиты к самым высоким категориям качества — к I и II категориям. Возможно повышение категории при наличии каких-то обоснований — это то, что мы сейчас обсуждаем с банками. Но, как правило, это будет не выше III категории», — говорила в интервью «Ведомостям» Набиуллина.

Президент Сбербанка Герман Греф раскритиковал эти планы. «Мы пытаемся бороться с инструментами, а нужно бороться со схемами, заявил он, выступая на конгрессе. — Мы говорим: залоговое кредитование нужно ограничить. Можно, конечно, ограничивать. Но, извините меня, это основной инструмент обеспечения обязательств, чем, собственно говоря, банки и занимаются. Ни в коем случае нельзя бороться с инструментом», — сказал Греф (цитата по «Интерфаксу»). А ограничение кредитование M&A, по его словам, «очень сильно ударит не только по банкам, но и по всей макроэкономике». Греф считает, что хеджировать это будет невозможно, последствия будут макроэкономическими и «отрицательными, очевидно».

«Некоторое время назад у вас было более снисходительное отношение к жесткому регулированию. На прошлом конгрессе вы благодарили жесткость банковского регулирования, находили, во всяком случае, в нем положительные моменты — что жесткость банковского регулирования спасает вас от конкуренции со стороны финтеха. Но, видимо, эту функцию банковское регулирование перестало играть», — ответила Грефу Набиуллина (цитата по «Прайму»).

Также Набиуллина рассказала, что ЦБ беспокоит ситуация, когда кредиты выдаются не операционным предприятиям, а холдингам. «Или когда кредитная нагрузка по смене собственности вешается на само предприятие, которое должно потом свою же продажу „отработать“, — пояснила она. Такие займы не идут на развитие бизнеса, а ухудшают положение предприятий. „Кстати, именно поэтому практически все активы, которые мы получили в фонде непрофильных активов, избыточно закредитованы: они не раз меняли собственника, и каждая смена собственности сопровождалась увеличением долговой нагрузки. Этот порочный для экономики круг мы тоже должны разорвать“, — сказала Набиуллина.

Меньше карманных банков

Еще одна проблема — высокая концентрация кредитного риска на одного заемщика или группу связанных лиц, указала Набиуллина: расчет норматива Н6 будет меняться, поскольку банки этому нормативу иногда искусно сопротивляются. ЦБ продолжит борьбу с кредитованием собственников, пообещала она. „Время карманных банков, которые не способны внести никакого вклада в экономический рост, проходит“, — сказала она.

»Многие банки искренне до сих пор считают, что лучше быть основным либо единственным кредитором того или иного предприятия. А на самом деле, конечно, высокая концентрация риска на одного заемщика в совокупности с его высокой долговой нагрузкой угрожает устойчивости самих банков», — сказала Набиуллина.

Первое изменение при расчете Н6 может коснуться льготных коэффициентов, сказал зампред ЦБ Василий Поздышев: «Мы хотели бы обсудить с банками эти льготные коэффициенты. Либо отменить, либо сменить их формат». Измениться может и само определение принципа связанности, следует из его слов: сейчас связанность для Н6 и норматива Н25 (ограничивает кредитование банком своих связанных сторон 20% капитала) определяются по-разному. «Мы бы хотели уточнить определение связанности на Н6 — сейчас в его расчет не попадает довольно широкий круг заемщиков, которые являются связанными. И мы хотим приблизить, а по возможности унифицировать принцип определения связанности для расчета Н6 и Н25», — объяснил Поздышев. Льготные коэффициенты установлены для достаточно ограниченного круга компаний, ЦБ будет его пересматривать, добавил он. Расчет норматива может измениться с января 2019 г., возможно, ЦБ введет переходный период на год-два, заключил Поздышев.

Меньше потерь

ЦБ намерен пересмотреть концепцию надзора за банковскими и финансовыми холдингами, рассказала Набиуллина. На это решение повлияли санации крупных банков по новому механизму, следует из ее выступления. «Если бы надзор и временная администрация имели полномочия в отношении всего холдинга „Открытие“, а не только банка „ФК Открытие“, то было бы гораздо проще найти и вернуть выведенные через холдинг, именно через холдинг, средства», — заявила Набиуллина.

С развитием финансовых рынков усиливается взаимосвязь различных его сегментов — как регулируемых, так и нет, сказала в выступлении Набиуллина: банков, страховых компаний, НПФ, лизинговых компаний. Эти участники образуют группы: иногда с формализованной собственностью, но зачастую за счет устойчивых неформальных бизнес-связей.

Недобросовестные игроки используют регуляторный арбитраж как между секторами, так и между финансовыми организациями одного сегмента, отметила Набиуллина. Перекрестные вложения, перенос рисков, сделки в целях сокрытия от регулятора реальных источников финансирования либо реальных объектов инвестиций, использование доверия к банкам для массовых продаж рискованных небанковских продуктов — такую практику мы намерены искоренять, пообещала председатель.

По ее словам, ЦБ будет гармонизировать банковское и небанковское регулирование, чтобы устранить арбитраж, а также ускорит интеграцию надзора за банковскими и небанковскими секторами.

Меньше манипулирования

«Отдельный блок вопросов, которые сейчас приобретают всю большую и большую актуальность, связан с корректностью формирования биржевых цен на торгуемые ценные бумаги. Мы видим примеры и манипуляции ценой, и возгонки стоимости акций, и некорректный маркет-мейкинг, сделки по договоренности через биржу… И все это означает, что происходят злоупотребления рыночными механизмами», — сказала Набиуллина. Это требует ответных мер: формально сделки выглядят рыночными, цена выглядит рыночной, но таковой на практике не является.

Меньше лазеек

«Мы прекрасно понимаем, что усиление регулирования и на международном уровне, и то усиление регулирования с национальными особенностями, которое происходит, это, конечно, издержки для банков», — сказала Набиуллина. Но для избавления от накопленных проблем регулятор вынужден это делать, пояснила она. «Мы, конечно, хотели бы перестать заниматься мелочным, точечным регулированием, постоянно закрывая то одну, то другую лазейку в нормативной базе для недобросовестных банкиров. Потому что издержки от того, что мы закрываем лазейки таким образом, несут добросовестные участники рынка», — сказала она, признав, что это не будет возможным, пока ответственность за нарушения на финансовом рынке остается низкой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *