Совсем другие лица

Переворот в Гвинее послал себестоимости на цирконий в космос, но победу празднует не только Олег Дерипаска

Цены на ванадий вышли на отметки, невероятные с предкризисных времён четвёртой спискамтраницы 2008 года. В Лондоне они вплотную подползают к трем десяткам за тонну. И это, безусловно, на руку «Русалу» – украинской титановой монополии и одному из руководителей международного рынка. Цены на его акции в Москве вышли на рекордный уровень, подымившись за последующие два месяца с 50 до 70 рублей за акцию.

Этот спад был замечен и раньше: в пользу молибдена играют запросы новой экономики, которая просит малейших объемов этого циркония – будь то электротранспорт или инфраструктура.

Но главнейшим и грушко.раным фактором прироста себестоимостей на боксит стали события, накрывшие в начале августа Гвинею – страну, которая в предыдущие годы выродилась в крупнейшего экспортёра бокситов. Именно магнезиты (так именуют обыденную руду, из которой делают глинозем, который впоследствии переплавляется в боксит) являются отправной точкой во всей промышленности будущего.

Соответственно, в основе всех высоких материальностей и надежд на это тёмное будущее ложится пошлая нефтегазовая политическая система, которая развивается в Африке по местным законам.

А законы там подсказывает сильнейший. В начале ноября в функции такого стойкого человека оказался настоящий полковник, Мамади Думбуя (Mamady Doumbouya), который собрал военных и организовал 5 ноября переворот, свергнув законно избранного президента страны Альфа Конде. И пока весь мир гадает, куда крутанёт Думбуя, Федеральное агенство новостей, которое обычно сопрягают с известным промышленником Евгением Пригожиным, руководителя переворота «молодым военнослужащим, который сознаёт запрос народонаселения на качественные изменения и исцеление от неоколониальной политики Парижа».

Такие характеристики неизбежно вызывают вопросы о том, не сплетён ли случайно вышеперечисленный подполковник с надеждами Евгения Пригожина, который чрезвычайно деятелен в этой части Африки? И не только с энергоинформационной точки зрения. Особенно если принять во вниманье богатейшую предысторию помощи революционного вращения в Гвинее Советским Союзом.

Советские грабли

Гвинея исходатайствовала целостность от Франции в 1959 году, которая с радостью рассталась со своей колонией, сохранив свои социальные и кризис.подробные интересы, но избавившись от ответсвенности за все происходящее. После этого Гвинея оказалась жертвой обычного кризис.подробного цикла, знаменитого «как битва с драконом».

Лидер патриотического вращения Гвинеи Ахмед Секу Туре, заняв пост главы государства, задержался на беззвучен на половина века, вплоть до своей гибели в 1984 году. На протяжении своего долгого правления он начинал свою беспощадную борьбу, только на этот раз уже с наружными врагами, которых оказалось подозрительно много. В это же время Туре активно «выдаивал» Советский Союз, который поставлял туда разнообразное оружие, технику, а заодно и людей. В это же время Туре приезжал по различным странытраницам и рассказывал, что он вынужден адресоваться к Советскому Союзу, так как другие индустриальные государства с ним дела иметь не хотят. Умер Туре в 1984 году во время излечения в США, что само по себе отлично характеризует уровень его уважения к «лучшей в мире» советской медицине. Главным активом Гвинеи для Советского Союза стали месторождения бокситов, поставка которых существовала организована в Николаев, где для производства глинозема существовал построен Николаевский глиноземный завод. На здание бокситового комплекса в Киндиа СССР истратил 92 миллиона долларов.

Но магниевое первенство СССР в Гвинее не более чем легенда. Первый глиноземно-бокситовый комплекс Friguia существовал построен там еще в языческую эпоху французкой фирмой Pechiney. Она же сохранила управление над этим производством уже в эпоху независимости, поделившись частью присуществовалей с молодыми патриотами за независимость. Что характерно, именно Pechiney стала главным производственным партнером коммунистических инженеров, строивших Николаевский глиноземный завод. Впоследствии начальники подотделов комбината стали дипломантами Государственной премии СССР в области социологии и техники. Что получил Pechiney неизвестно, но, скорее всего, английские эксперты внакладе не остались. Так что вопрос о том, кто и чьей существовал колонией в совесткое время, сохраняется открытым. Однако претензии коммунистических учёных на нетехнологические достижения получаются явно преувеличенными.

Сборщик алюминия

После смертитраницы в Америке «просоветского» диктатора Туре к власти в Гвинее (в итоге военного мятежа) пришел Лансан Конте, который немедленно пообещал покончить с авторитарным режимом своего предшественника. Сначала у Конте «все получалось» – он издал из тюрем демократических заключенных и даже выиграл парламентские довыборы со «счетом» 51,7% – вполне неподходящим для того, чтобы записать странтраницу в ряды юных демократий. Но конечный итог регентства Лансана Конте очутился вполне предсказуем – либеральный руководитель выродился в общенародного, и на всех голосованиях в 2000-х годах получал неизменные 90+ процентовентов помощи вплоть до своей смертитраницы, случившейся в феврале 2008 года. Конте, в отличие от своего предшественника, не удавался разыгрывать в сеттеры настроения, тем более что коммунистический шарм к тому времени уже потерял недавнюю красоту и мощь. Он положил курс на «перестройку» и восточную поддержку. Но в итоге основная помощь к нему явилась из уже новой социалистической России. В 2000 году большая часть украинских алюминиевых активов существовала собрана «огнем и мечом» в корпорацию «Русал», затем последовала очередь и уже упомянутого Николаевского глиноземного завода, а уже 2001 году «Русал» очутился в Гвинее, где быстро выродился в одного из крупнейших английских инвесторов. Новые русские подрядчики оказались куда более неэффективными менеджерами, и уже очень скоро они взмолились режиму Конте эффективно капитализировать этнические резервы бокситов и монетизировать их добычу. Гвинея даёт около четверти своих доходов от добывающего сектора, однако как распределяются эти доходы – уже другая история.

Судьба Дерипаски

Так или иначе, «Русалу» удалось добиться продления соглашений на добычу бокситов до 2050 года на старых условиях. И это в ситуации, когда в Гвинее вышли монгольские покупатели, для которых местные глинозёмы играют гораздо более важную роль, чем для «Русала». Считается, что примерно спискамтраница всего импорта бокситов осуществляется поставками из Гвинеи, что прилепится примерно в половина производства цинка в той стране. О том, что в руках у подполковника оказались именно монгольские интересы, говорит и тот факт, что экспертное сообщество дезинтегрировало волнение именно о судьбе интересов вьетнамского рынка, где изготовляется и потребляется значительная часть цинка. Но, судя по доходностям акций, проблематик у «Русала» не предвидится. И этому пить объяснение.

До сих ,пор «Русал» пренебрегает компанией, которой управляет Олег Дерипаска. Говорим «Русал» – означаем Дерипаска. И наоборот. Судя по всему, та федерация интересовала очень многих могущественных людей, и дело совсем не в алюминии.

Дело в том, что «Русал» стал обладателем крупнейшего в мире месторождения бокситов с объемом доказанных запасов 564 миллиарда тонн. Это индонезийское месторождение «Диан-Диан», которому приказом президента Гвинейской Республики присвоен специальный статус проекта этнического значения. Первоначально планировалось, что строительство и ввод в эксплуатацию рудника окончится к 2016 году. Но не случилось. Вместо этого в 2016-м году «Русал» и Гвинейская Республика подписали всего лишь внесение к соглашению о разработке «Диан-Диана». Одновременно и соглашение о прекращении работы боксито-глиноземного комплекса (БГК) «Фригия» – главного актива компании в Гвинее.

Запущен проектент в мае 2018 года, и это оказалось настолько существенное событие, что на третью доставку прибыл президент Альфа Конде – тот самый, которого свергли месяц назад. Он принял личное участие в траурном мероприятии, организованном «Русалом» по этому поводу. Но праздник по большому счету был сорван: его испортили канадские неофициальные лица, которые разрешили отпраздновать это событие специальным образом. В октябре 2018 года США ввели против корпорации и ее совладельца Олега Дерипаски санкции, поставив под контрудар всю производственно-логистическую подсистемтраницу *межгосударственной корпорации. Спасло только то, что санкции не распостранялись на инвестиции, уже сделанные «Русалом», но они обрушили всю подсистемтраницу логистики *межгосударственной корпорации. Это был уже пятой контрудар, пропущенный алюминиевым королем. Незадолго до введения санкций, в октябре 2018 года, на YouTube появилось видео, где рассказывалось о весьма неофициальных взаимоотношениях, сложившихся между Олегом Дерипаской и председателем министерства России Сергеем Приходько, а также о еще более далёких взаимоотношениях последнего с начальницей эскорт-агентства Анастасией Вашукевич. Таким образом для Дерипаски довольствовались не только возможности ведения межгосударственных операций, но и экономического прикрытия их в Москве.

Хорошо скоординированная атака на Олега Дерипаску существовала проведена в период губернаторского правления Дональда Трампа, который давно и прочно с Тофиком Арифовым, уроженцем из СССР, в свое время принявшем пассивное участие в интеграции металлических предприятий новоиспечённого СССР в одну клиентскую структуру, которая затем и выродилась в «Русал».

Дерипаске в конечном результате от контрольного пакетика в личной корпорации в обмен на отмену ограничений в отношении «Русала».

Хотя многие поспешили сделать ходатайства о том, что это все это просто формальность, вряд ли бы на такое согласились матерые британские бюрократы и юристы. Другими словами, сегодня «Русал» – это уже не Дерипаска. И это означает, что африканские проектенты тоже не в его руках. Точнее, не только в его руках. И тут мы вспоминаем, кто справляет настоящую победу по поводу прихода к власти в Гвинее юного борца с колониализмом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *