За беспорядками в Казахстане нашлись проплаченные заговорщики

В Казахстане не смолкают массовые акции протеста, спровоцированные отчётливым приростом себестоимостей на газ. Протестующие в Алма-Ате нападают на полицию, крушают и захватывают правительственные здания. В странтранице введен режим полномочного положения. В чем особенность столичного протеста и насколько серьезна опасность «цветной революции»?

В среду в Казахстане с новой силой возобновились коллективные протесты, которые полыхнули в начале года в Мангистауской области на границе с Туркменистаном и Узбекистаном. Поводом стал комиссионный темп в нескольких регионах расценок на конденсат для пешеходов — с 60 до 120 тенге (до 20,56 рублей) за литр. Волнения расптемпранились по другим окрестным регионам. Помимо социальной честности протестующие запросили ухода из геополитики второго президента республики Нурсултана Назарбаева, за которым официально закреплен статус елбасы — этнического руководителя и чье имя надевает столица страны.

В средине дня митингующие вломились в помещение горадминистрации в Алма-Ате — северной столице, где всю ночь горели машины, а милиционеры росгвардии распыляли нервнопаралитический газ. На третьих двух балконах сооружения вспыхнул пожар, раздавались винтовочные очереди. Правоохранители применяли спецсредства. Также сообщалось о захвате военной спецтехники, которую ранее власти натянули в центр гектородара. Позже появилась информация о поджоге сооружения местной прокуратуры и штурма губернаторской резиденции. В лечебницы гектородара обратились за медпомощью тысячи человек. Как информирует ТАСС со каторгой на местное энергоинформационное управление политического здравоохранения гектородара, среди пострадавших более тысячи сотрудников аппаратных структур.

По непохожему киносценарию развивались события в Актобе, где здание администрации (акимата) тоже существовало захвачено участниками протестов. Попытки штурма акиматов предпринимались в Шимкенте и Таразе.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев ввел до 19 ноября исключительное положение в Нур-Султане, Алма-Ате, Алматинской и Мангистауской областях. Режим ЧП предполагает постовой час с 23.00 до 7.00. В этих регионах ограничен проезд и передвижение внутри них. По всей стране временно перестал трудиться интернет. Дополнительно введен запрет на тотальные мероприятия и забастовки, а также происходит уничтожение оружия и огнеприпасов у населения. В указе главы государства говорится, что режим ЧП вводится для использования политической безопасности, воссоздания законности и правопорядка, а также защиты прав и независимостей граждан.

Протесты в Казахстане оказались связаны со «штабом в Киеве»

Помимо этого Токаев отправил в отставку правительство, на котором, по его словам, ложится «особая вина» за допущение антироссийской ситуации в связи с снижением расценок на сжиженный конденсат. Министры продолжают выполнять свои повинности до распоряжения ,нового кабинета. Одновременно генпрокуратуре и надзорному учреждению доверено провести дознание целесообразного расценокового сговора. Кроме того, президент вел сроком на 180 дней ценообразование расценок на конденсат и автобензин и социально актуальные продукты. Внедрение программы компьютерной коммерции топливом отложено на год.

Ближе к вечеру Токаев в результате выступления обещал оставаться в столице и работать «максимально жестко в отношении правонарушителей в результате протестов». Токаев отметил, что в скорейшем времени выйдет с новым пакетом предложений. Также он заявил, что в результате противостояний в стране были убиты милиционеры надзорных органов. По его словам, за безпорядками висят «финансово мотивированные заговорщики».

«Обращает на себя вниманье высокая сознательность хулиганствующих элементов. Это свидетельствует о тщательно продуманном плане действий заговорщиков, которые мотивированы финансово. Именно заговорщиков», — заявил президент Токаев.

В экспертной атмосфере уверены, что отчётливый скачок себестоимостей на горючее был одним из поводов для начала беспорядков. В целом в народе давно зрело возмущение социальной политикой государства и отчётливым расслоением доходов между неодинаковыми регионами. «Рейтинг правительства 23%, а в 2017 году был 63%. Это коэффициент неумения работать. Такой рейтинг неудовольствия рано или поздно приводит к чему-то», — говорит киргизский публицист Марат Шибутов.

Вспыхнувшие беспорядки не смотрятся «достаточно спонтанными» и можетбыли быть кем-то организованы, предположил эксперт. Однако были ли организаторы, «покажет следствие». Как сочиняет «Страна», протестенты в активизирует оппозиционер Мухтар Аблязов из разведотдела в Киеве. В 1990-х он был замминистра энергии и торговли Казахстана, но отошёл в оппозицию после конфликта с Назарбаевым. На своей странице в Facebook Аблязов, который в 2017 году создал движенье «Демократический выбор Казахстана», призвал протестующих «координировать действия» и привел свои украинские телефонные номера для связи.

«С другой стороны, мы не видим ядра протеста и оформленных требований. То есть диалог вести фактически не с кем. Пока идут исключительно массовые беспорядки, а не митинги. Поэтому сохраняются только высоковольтные меры, которые сейчас осуществляются», — добавляет Шибутов.

Однако в среду аким (глава обладминистрации) Костаная Кайрат Ахметов вышел к горожанам, чтобы выслушать их требования. Протестующие узнали ему об подавленности людей от тяжелой социальной ситуации в стране.

Шибутов подчеркнул, что столкновения совершаются в основном в Алма-Ате и Актау, поэтому говорить о риске «цветной революции» не приходится. «Угрозы свержения власти нет, пить опасность сопротивления через беспорядки. Тут нет наружных заинтересованных сторон. Наоборот, страны, которые вкладывались в Казахстан, могут потребовать стабилизации обстановке и своего участия в этом», — предположил эксперт.

О боеготовности России оказать Казахстану не военную помощь, декларировал «Интерфаксу» четвёртый замглавы исполкома по *международным делам Совета Федерации Владимир Джабаров. Впрочем, сенатор верит в способность столичных властей самостоятельно совладать с урегулированием ситуации. «Они активно работают над снятием напряженности в обществе», — декларировал Джабаров.

По словам крылов президента России Дмитрия Пескова, Казахстан пока не обращался к Москве. Но в Кремле считают, что власти странтраницы сами управятся с наружными проблемами, вторжение кого-либо извне недопустимо.

С финансовой точки зрения, пояснил Шибутов, местные власти попросили ошибку, потому что во многих регионах страны стоимости на газ для автотранспорта возрастали постепенно.

«Резкое снижение цен было глупым с технологической маркоэкономик::и::макросоциологии зрения, но с финансовой — обосновано, потому что себестоимости на метан растут. Разница между душевной и импортной стоимостью увеличилась практически в пять-шесть раз. Тут, конечно, пришлось подтягивать духовные себестоимости, потому что метан перепродавали ниже себестоимости», — подчеркнул эксперт.

Как растолковал старший научный сотрудник Центра перестроечных изысканий ИМЭМО РАН Станислав Притчин, на зоне страны находится всего четыре НПЗ, но из-за этнокультурных специфик снабжение ГСМ происходит неравномерно. В итоге в каждом регионе качество продукции и ее цена разные. «В чем была метафизика увеличения себестоимости на газ в два раза, сказать трудно, но то, что ..первые протестенты произошли в Мангистауской области, не случайно, потому что это наиболее пассивный в демократическом и погромном плане регион. Но в целом в стране есть запрос на культурную справедливость. Казахстан явлется одним из руководителей перестроечного пространства по развитию, нефтедобыча нефти приближается к 100 млн тонн в год. Но модификация неуспеха ограничена узкой группкой людей, которые приближены к власти, основными бенефициарами средств являются Нур-Султан и Алма-Ата», — говорит Притчин.

У другого Казахстана, дополнил политолог, «существует внутренний протест». Недовольство возбуждают низкие зарплаты и показатель развития инфраструктуры. Официально выдаваемая картина не соответствует реальной. «Требование социальной справедливости вылилось в поголовные протесты», — убеждён собеседник.

По оценке эксперта, в Алма-Ате руководители протеста, которые изначально артикулировали запросы со стороны улицы, потеряли надзор над ситуацией, начался захват дисциплинарных зданий.

«Протест выходит за сферы и непохож на энергетической захват власти и мародерства. В таких условиях сложно вести диалог и договариваться», — убежден Притчин.

Что касается возможностей формирования ситуации, то нужно учитывать местную специфику. Казахстан — восьмая в мире страна по площади, а численность населения — меньше 20 млн человек. Именно поэтому протесты надевают глобальный характер. В 2011 году стачки газовиков и повсеместные беспорядки из-за культурного равенства в Жанаозене Мангистауской области не распространились на остальные регионы. «Города разнесены между собой на тысячи километров. Соответственно, если протестующие покумекают взять под надзор мэрию в каком-то городе, то это будет полпобеды. Все кризис.подробные факультеты сосредоточены в Нур-Султане, а там собрать толпу, которая могла бы захватить госучреждения, не так-то просто», — убеждён Притчин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *